Политика №14, декабрь 2020

Аллюзии 2020 к теории «чёрных лебедей» телекома

Елена Воронина Мадина Касенова

В ряду событий не только текущего 2020 года, но и последних десятилетий XXI века отнюдь не будет преувеличением выделить беспрецедентную ситуацию пандемии COVID-19, которая, в том числе, привела к существенному ограничению возможностей перемещения значительного числа лиц на внутригосударственном и межгосударственном уровнях, потребовала фиксации установления местонахождения лиц, включая их социальные контакты и т.д. Ситуация пандемии COVID-19 объективировала масштабный рост использования интернет-технологий, предъявила новые требования к скорости и качеству связи при передаче данных, бесперебойности работы интернет-приложений. Технологическая инфраструктура Интернета выдержала такого рода «испытание», одновременно высветив необходимость принятия комплекса дальнейших мер, с одной стороны, в плане эффективности поддержания ее устойчивости и безопасности, с другой стороны, оптимизации сетевой инфраструктуры, принципов маршрутизации, пиринговой политики, а также активизации развертывания и развития широкополосных сетей поколения 5G. Нынешний этап сдерживания каскадного распространения COVID-19 лишь актуализирует потребности реализации повестки обозначенных мер.

В рамках настоящей статьи представляется важным обратить внимание на два фактора, рельефно обозначившихся в 2020 году, катализатором которых во многом стала пандемия COVID-19. Первый имеет отношение к обеспечению функциональности сетей связи, их устойчивости и безопасности, когда при масштабном росте интернет-трафика возникла необходимость решения проблем предельных показателей загрузки их емкости. Второй связан с политико-правовыми изменениями подходов США, обусловленными диверсификацией защиты телекоммуникационной и технологической инфраструктуры. Игнорировать эти факторы едва ли стоит, поскольку они во многом определят акценты развития технологической инфраструктуры передачи данных, включая трансграничный формат их передачи.

I.

Целый ряд аналитических показателей свидетельствует, что более полутора миллиардов человек в мире работают и учатся в режиме онлайн, множество бизнес-процессов реализуются в этом же режиме, равно как и осуществляются важнейшие международные контакты государств, международных организаций. Так, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (Организация OECD) онлайн-формат охватывает около 1,3 миллиарда граждан государств, входящих в эту организацию. Обобщенные аналитические выкладки Организации OECD представляют несомненный интерес и основные из них целесообразно привести.

Значительный всплеск интернет-трафика и увеличение нагрузки на телекоммуникационные сети до 60% с начала пандемии COVID-19 отмечаются операторами фиксированной и мобильной широкополосной связи, а также поставщиками контента и облачных сервисов по всей коммуникационной цепочке Интернета, взаимодействие сетей которых обеспечивается посредством точек обмена трафиком Интернета (IXP).

Множество показателей свидетельствуют об изменении тенденций предыдущих периодов в зоне западноевропейских стран и, к примеру, британская транснациональная телекоммуникационная холдинговая компания BT Group plc, охватывающая более 150 стран и регионов, являющаяся крупнейшим поставщиком услуг фиксированной, широкополосной и мобильной связи в Великобритании, сообщает об увеличении использования фиксированной широкополосной связи в дневное время в будние дни с 35% до 60%. Испанская Telefónica отмечает увеличение нагрузки на сети почти на 40%, при росте мобильного трафика на 50% и голосового — на 25%. Итальянская компания Telecom Italia сообщает об увеличении трафика фиксированных сетей на 63%, а мобильной сети — на 36%. Французской Orange зафиксирован рост трафика ее международной инфраструктуры, значительная часть контента которой, генерируемая пользователями Франции, на 80% сосредоточена в США. Транснациональные телекоммуникационные компании США – Verizon и AT&T – сообщают как о масштабном увеличении трафика, так и о нагрузках на точки обмена трафиком. Показатели компании Verizon фиксируют увеличение интернет-трафика сетей VPN (Virtual Private Network) на 52% и трафика инструментов совместной работы — на 47%. Компания AT&T сообщает, что трафик ее базовой сети вырос на 23%, количество минут звонков через мобильную голосовую связь выросло на 33%, а по Wi-Fi — на 75%, при этом количество минут для абонентской телефонной связи выросло на 64% по фиксированным линиям. Увеличение интернет-трафика фиксируют операторы, поставщики контента и облачных сервисов Азиатско-тихоокеанского региона, в частности, это демонстрируют показатели в 30-40% японской компании NTT Communications.

Точки обмена трафиком как один из ключевых элементов базовой инфраструктуры Интернета испытывают беспрецедентные нагрузки во всех регионах мира, начиная с начала второго квартала 2020 года, когда обострилась ситуация пандемии COVID-19. Организации, обеспечивающие работу точек обмена трафиком Интернета ведущих стран, отмечают устойчивую нагрузку интернет-трафика и увеличение до 60% общей пропускной способности, при том, что отдельные точки обмена трафиком достигали рекордов пикового трафика по сравнению с их базовыми уровнями до вспышки COVID-19. В Нидерландах пропускная способность увеличилась на 22,3% к началу второго квартала 2020 года. AMS-IX (Амстердам), LINX (Лондон) к апрелю 2020 года достигали максимального пика трафика. В Германии зафиксирован рост пропускной способности в 16,5% и в текущий период немецкая DE-CIX (Франкфурт), одна из крупнейших точек обмена трафиком в мире, обеспечивает пропуск данных со скоростью более 9 терабит в секунду (Тб/с). Трафик российской компании MSK-IX на начало марта 2020 составлял 3,5 Тб/с, а к середине марта – 4,39 Тб/с, что подтверждало его рост на 25% всего лишь за двухнедельный период. В связи с нагрузкой трафика INEX (Дублин) увеличил пропускную способность межкоммутаторных соединений на 100 Гбт/с, а доступную пропускную способность портов – до 4,2 Тб/с. Сравнительный анализ предыдущих показателей в точках обмена трафиком в Интернете и другие актуальные статистические данные и тенденции, существующие в настоящее время на рынке IXP, представили организации-IXP Японии, Чили, США, ЮАР, Бразилии и других стран, данные подтверждают общий тренд.

Из-за повышенного спроса несколько контент-провайдеров, такие как Netflix, Akamai и YouTube, изменили по умолчанию настройки потокового видео в пиковые часы в зоне Европы с высокой четкости на стандартную в целях обеспечения связанности в период пиковых нагрузок трафика. Компании Cisco Webex Facebook, Google, Zoom и др. отмечали наибольшее распространение применения облачных приложений для видеоконференцсвязи; с начала периода пандемии COVID-19 трафик видеоконференцсвязи увеличивался на 120%.

Архитектура национальных коммуникационных сетей различается не только в связи с разным временным периодом их создания, но также разным масштабом охвата сетей (городская густонаселенная инфраструктура, малонаселенные сельские местности, труднодоступные горные районы) и т.д. Несмотря на эти факторы, национальные коммуникационные сети развитых стран в целом приспосабливаются к изменениям, вызванным увеличением нагрузок на их пропускную способность, принимают меры для того, чтобы избегать перегрузок в пиковые периоды, своевременно реагируют на общий повышенный спрос передачи данных и одновременно поддерживают критически важные услуги, такие как телемедицина и экстренное реагирование. Ключевой инфраструктурный компонент интернета – система доменных имен (DNS) — имеет решающее значение для беспрепятственного доступа к различным службам Интернета, соответственно, операторы авторитетных серверов DNS, операторы национальных доменов верхнего уровня (ccTLD) не только учитывают увеличение нагрузки трафика, но и в приоритетном порядке обеспечивают доступность веб-сайтов служб экстренной помощи.

Справляться со значительным увеличением интернет-трафика, а также с тем, чтобы услуги подключения и связи работали надежно, стабильно и безопасно, помогает не только оптимизация работы самих сетевых операторов (операторов фиксированной и мобильной связи, поставщиков контента и проч.), не только расширение IXP (количество подключенных сторон, осуществляющих пиринговые соединения, обусловленные ростом объема базового пропуска передаваемого трафика), но также ответственные действия и помощь со стороны регулирующих органов и правительств государств в плане поддержки функционирования коммуникационных сетей, обеспечения их мощности в целях удовлетворения повышенного спроса, схем их использования и устранения сбоев при передаче данных. Например, в Швеции операторы сектора связи поддерживают активный диалог и предпринимают совместные меры со шведским регулирующим органом – Post and Telecom Authority (PTS) – для выполнения своих критически важных операций при решении вопросов доступа к центрам обработки данных, кабельным соединениям, сотовым станциям и другим критически важным объектам инфраструктуры, несмотря на то, что принятие соответствующих законодательных оснований еще формально не закреплено и пока находится в процессе рассмотрения соответствующими органами власти.

Мониторинг производительности ключевых служб интернет-инфраструктуры подтверждает возрастание нагрузки на сети операторов мобильной связи и связывается с увеличением использования приложений по мобильным сетям, зачастую использующимся в качестве замены фиксированной широкополосной связи, что вызывает перегрузку полос пропуска, например, при потоковой передаче видеоконференций. В условиях масштабной и возрастающей нагрузки на сети операторов мобильной связи правительства и регулирующие органы ряда развитых государств, во-первых, высвобождают для операторов мобильной связи на временной основе дополнительный радиочастотный спектр для увеличения пропускной способности эфирного интерфейса в целях уменьшения перегрузки сетей подвижной связи, во-вторых, предоставляют неиспользуемый радиочастотный спектр посредством одобрения коммерческих сделок по использованию спектра между поставщиками, которые вводят такой неиспользуемый спектр в эксплуатацию. К примеру, в США AT&T, Version и T-Mobile получили одобрение регулирующего органа – Федеральной комиссии по связи (FCC) — на заключение коммерческого соглашения с поставщиком спутникового телевидения Dish об эксплуатации неиспользуемого беспроводного спектра компании для увеличения пропускной способности для решения проблемы перегрузок, возникших в связи с ситуацией COVID-19. Кроме того, FCC предоставила интернет-операторам временный доступ к спектру в диапазоне 5,9 ГГц для удовлетворения растущего спроса на широкополосную связь в сельской местности и предоставила использование спектра в течение 60 дней в диапазонах AWS-4 и AWS-3.

Крупные сетевые операторы, для минимизации перегрузок своих сетей и увеличения пропускной способности их трафика подключаются к нескольким точкам обмена трафиком, добавляя дополнительные порты либо увеличивая пропускную способность портов. (Хотя отдельные порты могут быть перегружены, точки обмена трафиком обычно используют лишь долю пропускной способности сети от теоретической емкости своей портовой емкости и межсетевых соединений). С учетом того, что Италия оказалась в числе стран, значительно пострадавших от пандемии COVID-19, Telecom Italia начиная с 6 апреля 2020 года предприняла меры по обеспечению пирингового соединения в нескольких точках обмена трафиком для улучшения работы сети.

Существует зависимость некоторых крупных сетевых операторов от частных межсетевых соединений, которые представляют собой волоконно-оптические перекрестные соединения в центрах обработки данных, между маршрутизаторами крупнейших сетей доступа и крупнейшими или наиболее важными сетями, предоставляющими услуги веб-сайтов, видеоконференции и т.д. Отсутствие прямых межсетевых соединений между крупными сетевыми операторами или перегрузка межсетевого соединения могут негативно влиять на сети. Иногда крупные операторы связи в некоторых странах идут по пути отказа от локального межсетевого соединения с другими сетями, вынуждая небольшие сети отправлять региональный трафик на большие расстояния в точки обмена трафиком в других странах и обратно, хотя это приводит к более высоким затратам и снижает качество и стабильность связи. К примеру, два крупных оператора в Канаде взаимодействуют с пятью и тремя точками обмена трафиком, находящимися в США, в результате чего 64% внутреннего трафика Канады проходит через границу США. При этом, несмотря на отсутствие прямого подключения, прямо и косвенно влияющего на общую доступность интернет-ресурсов для канадских пользователей, операторам Канады удается поддерживать стабильность интернет-трафика при передаче данных.

Обобщая изложенное и, воспользовавшись журналистским клише «вызовы и угрозы», можно констатировать, что технологическая основа Интернета, совместно эксплуатируемая поставщиками услуг и платформами, в условиях масштабного увеличения объема трафика и нагрузок на технологические сети по всей коммуникационной цепочке Интернета, взаимодействие сетей которых обеспечивается посредством точек обмена трафиком (IXP), с ними справилась и продемонстрировала функциональную устойчивость. Реальность кризиса пандемии COVID-19 и его текущее каскадное развитие, с одной стороны, лишний раз подтверждает критически важное значение Интернета как «сети сетей», обеспечивающей коммуникационное взаимодействие миллионов лиц; с другой стороны, с очевидностью высвечивает необходимость поддержки телекоммуникационных компаний со стороны регулирующих органов и правительств стран как в плане совместного решения проблем масштабного роста интернет-трафика и предельных показателей загрузки емкости сетей, вызванных кризисными явлениями, так и в плане необходимости их поддержки в развитии и совершенствовании сетей.

II.

Ситуация с COVID-19 во многом стала катализатором целого ряда процессов политико-правового характера, поскольку государства по-разному решали возникшие проблемы необходимости поддержания устойчивого функционирования и безопасности критически важной телекоммуникационной и технологической инфраструктуры, а также обеспечения защиты данных (персональных данных, данных геолокации лиц и объектов, неличных данных и т.д.), когда акселерация агрегирования данных приобрела значительный объем и масштаб. В этом плане нельзя не обратить внимание на меры, предпринятые правительством США, начиная с конца первого полугодия 2020 года, которые так или иначе повлияют на диверсификацию телекоммуникационной сферы и регулирование защиты данных. В частности, речь идет об инициативе «Чистый путь развития 5G» (5G Clean Path Initiative), объявленной администрацией президента США (29 апреля 2020), которая направлена на защиту критической телекоммуникационной и технологической инфраструктуры США. В начале августа 2020 это программа была расширена, получив название «Чистая Сеть» (Clean Network). В русле этой программы и для защиты конфиденциальности данных физических и юридических лиц США, включая американские органы и структуры государственной власти, от агрессивных действий правительства КНР и китайских компаний, президент США (6 августа 2020) издал два исполнительных приказа (Executive Orders): «О противодействии угрозе, возникающей в связи с TikTok» (исполнительный приказ о TikTok) и «О противодействии угрозе, возникающей в связи с WeChat» (исполнительный приказ о WeChat). Представление о значении всех обозначенных документов даст их краткое содержание.

Clean Network представляет собой многоцелевую и комплексную программу, интегрирующую технологические решения инфраструктуры данных и интернет-приложений, и предусматривает пять сквозных сетевых компонентов: чистый оператор передачи данных (clean carrier), чистый магазин приложений (clean store), чистые приложения (clean apps), чистое облако (clean cloud), чистый кабель (clean cable). При этом Clean Network основана на технологически нейтральных стандартах цифрового доверия, разработанных и признанных на международном уровне, а конкретно, документе Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies, CSIS), Инструментальных средствах объективной оценки рисков кибербезопасности и соразмерных мерах по их минимизации, связанных с развертыванием мобильных сетей поколения 5G Европейского Союза (European Union’s 5G Toolbox) и Пражских предложениях, рекомендованных для 5G (Prague Proposals 5G Recommendations). На сегодняшний день более 30 ведущих операторов мобильной связи нескольких десятков государств поддержали 5G Clean Path, исключив использование компонентов китайских производителей и поставщиков оборудования для сетей 5G, что покрывает 52% мировой экономики.

В связи с тем, что диверсификация цепочек поставок должна защищать свободу, конфиденциальность и безопасность данных лиц, права человека и надежное сотрудничество в коммуникационных сетях, 5G Clean Path нацелена на то, чтобы все данные сетей 5G, входящие или исходящие из американских дипломатических систем и объектов, передавались только посредством надежного оборудования и средств, заслуживающих доверия, а не через оборудование сомнительных и ненадежных поставщиков, таких как Huawei и ZTE. Ограничение допуска ненадежных IT-поставщиков к американским дипломатическим и ведомственным системам, в частности, предполагает введение новых строгих требований к инновационным сетям, обеспечивающим связь между государственными учреждениями и органами США (как на территории США, так и за ее пределами), включая мобильный трафик сетей беспроводного Интернета поколения 5G, передающий данные таких американских систем. США призвали заинтересованные страны и телекоммуникационные корпорации присоединиться к реализации механизмов 5G Clean Path и Clean Network, поскольку инфраструктура сетей, которые разворачиваются и управляются китайскими технологическими компаниями, а значит, контролируются китайским правительством, несет значительные риски для безопасности сетей и пользователей. Участие государств и корпораций в создании устойчивой международной коалиционной стратегии в отношении мер и механизмов, предусмотренных Clean Network, позволит ограничить деятельность китайских технологических компаний, вовлеченных в развертывание телекоммуникационных сетей поколения 5G, и исключить применение технических компонентов китайского производства в сетях 5G.

Логическим развитием и поддержкой механизмов, предусмотренных Clean Network, стало принятие президентом США двух исполнительных приказов, упомянутых выше (исполнительный приказ о TikTok и исполнительный приказ о WeChat). Предварительно нельзя не сказать несколько слов о правовом значении самих исполнительных приказов президента США.

Во-первых, исполнительный приказ президента США – это письменный документ, изданный президентом, обладающий всей силой закона и устанавливающий обязательные к исполнению нормативные предписания и действия, которым руководствуются все ветви исполнительной власти (исполнительные органы, государственные должностные лица и лица, определяющие политику государства). Исполнительный приказ равен по своей силе законодательному акту, принятому Конгрессом США, но направлен на решение ключевых стратегических задач политико-правового характера в конкретной сфере отношений. В формально-юридическом плане исполнительный приказ подписывается президентом США, утверждается Административно-бюджетным управлением (Office of Management and Budget) и Генеральным прокурором (US Attorney General), официально публикуется и регистрируется в федеральном реестре.

Во-вторых, исполнительные приказы издаются президентом США в рамках его функциональной компетенции как главы исполнительной ветви власти, являются способом осуществления его официальных полномочий в обеспечении соблюдения законов США. Президент США издает исполнительные приказы без прохождения законодательных процедур. Вместе с тем, хотя исполнительный приказ обладает силой федерального закона, он обладает ограниченной правовой силой. Такого рода ограничения связаны с соответствующими полномочиями президента США, установленными Конституцией США, действующими законодательными актами; также исполнительный приказ может ограничиваться определенными законодательными актами Конгресса США. По общему правилу исполнительные приказы могут отменяться президентом США, принявшим такой приказ, следующим президентом, Конгрессом США и судом США. К примеру, Конгресс США вправе отменить действие исполнительного приказа, исключив его из финансирования, необходимого для его реализации. Между тем, отмена действия исполнительного приказа президента США является редкостью и, кроме того, существует возможность для президента, издавшего тот или иной приказ, наложить вето на соответствующее решение Конгресса. В реальных условиях деятельности Конгресса США получить большинство в две трети голосов, необходимое для преодоления президентского вето, достаточно сложно. Полномочия по отмене исполнительного приказа президента США принадлежат также судебной власти, однако такие полномочия преимущественно реализуются, когда существует прямое противоречие действующему федеральному законодательству или нарушаются гражданские права отдельных лиц или группы лиц.

Осуществляя свои исполнительные полномочия, президент США в августе 2020 года издал два исполнительных приказа в отношении мобильного приложения TikTok, принадлежащего китайской компании ByteDance Ltd, а также мобильного приложения WeChat, предназначенного для обмена сообщениями, социальных сетей и электронных платежей, которое принадлежит китайской компании Tencent Holdings Ltd. Президент США тем самым определил ключевые стратегические подходы политико-правового характера в конкретной сфере отношений, а именно в сфере безопасного использования интернет-услуг, защиты информационной инфраструктуры и коммуникационных технологий.

Оба рассматриваемых исполнительных приказа приняты в рамках предоставленной президенту США компетенции, согласно Конституции США, законов США, включая Акт о международных чрезвычайных экономических полномочиях, Акт о национальных чрезвычайных ситуациях и Свод законов США (раздел 301, Главы 3), а также с изданным ранее президентом США исполнительным приказом № 13873 от 15 мая 2019 года «Защита безопасности цепочек поставок информационных и коммуникационных технологий и услуг».

В рассматриваемых исполнительных приказах отмечается, что китайские мобильные приложения TikTok и WeChat автоматически собирают огромные массивы информации пользователей, предоставляя китайским компаниям и правительству КНР доступ к персональным данным лиц, конфиденциальной информации личного и служебного свойства, позволяя правительству КНР использовать механизмы слежки за пользователями, давая возможность подвергать цензуре чувствительный контент и осуществлять дезинформационную деятельность в интересах КНР. Например, сопоставительные исследования свидетельствуют, что наряду с данными и сообщениями китайских пользователей, мобильные приложения WeChat и TikTok содержат миллиарды данных и досье сообщений, отправленных пользователями США, Тайваня, Южной Кореи, Австралии, Индии и других стран, кроме того, посредством этих приложений китайские компании распространяют неподтвержденные теории о происхождении COVID-19, собирают данные о сетевой активности пользователей, включая информацию о местоположении лиц, их истории онлайн-просмотров и поиска.

В связи с очевидными рисками в плане защиты личной и служебной информации, персональных данных и, в целом, для поддержания своей национальной безопасности, ряд государств предпринимают меры, ограничивающие или запрещающие использование китайских приложений. Меры, установленные в исполнительных приказах, относящиеся к китайским мобильным приложениям TikTok и WeChat, непосредственно предназначены для противодействия реальным угрозам, возникающим для национальной безопасности, внешней политики и экономики США. Исполнительные приказы президента США о TikTok и WeChat имеют обязательную силу на федеральном уровне и предполагают к середине ноября 2020 года принятие соответствующих правил и положений, требующихся для их реализации.

Исполнительный приказ о TikTok предусматривает мероприятия, направленные против владельцев китайского мобильного приложения TikTok. В исполнительном приказе отмечается, что использование мобильного приложения TikTok (для обмена видео, проведения видеоконференций) несет угрозу национальной безопасности, поскольку позволяет осуществлять несанкционированный сбор личной и конфиденциальной информации американских пользователей и передавать данные на серверы, расположенные в КНР, что потенциально дает возможность Китаю отслеживать данные местонахождения федеральных служащих и подрядчиков, создавать досье лиц для шантажа и осуществления корпоративного шпионажа.

Исполнительный приказ предписывает, что американские компании и организации должны исключить применение и распространение в США мобильного приложения TikTok на своих устройствах. Для любых лиц США (как физических, так и юридических, относящихся как к частному сектору, так и государственному), а также в отношении любых лиц или имущества, подпадающего под юрисдикцию США, устанавливается запрет на осуществление всех сделок и трансакций с китайской компанией ByteDance Ltd (известной также как компания Zìjié Tiàodòng), включая ее дочерние компании и любые организации, в которых эта китайская компания имеет какой-либо интерес.

Исполнительный приказ о WeChat, равно как и в отношении приложения TikTok, предусматривает запрет на использование WeChat в США. Запрет использования мобильного приложения WeChat (принадлежит китайской компании Tencent Holdings Ltd, известной также как Téngxùn Kònggǔ Yǒuxiàn Gōngsī) относится ко всем трансакциям с китайской компанией Tencent Holdings Ltd, ее дочерним компаниям и любым организациям, связанных с ней, и касается любого лица США, а также лица или имущества, находящегося под юрисдикцией США. В связи с тем, что мобильное приложение WeChat предназначено не только для обмена сообщениями в социальных сетях, но и для электронных платежей, из-за возможности мгновенного перевода средств или других активов исполнительный приказ о WeChat не предусматривает предварительного уведомления соответствующих лиц о принятии мер запретительного характера в отношении лиц, нарушающих запреты, установленные в этом приказе. 

Кратко рассмотренные документы правительства США (5G Clean Path и Clean Network, исполнительные приказы президента США о TikTok и WeChat), как представляется, дают основания для обобщенного тезиса о том, что триггер развития инфраструктуры сетей поколения 5G и передача данных контента смещается в направлении исключения технологических компонентов китайского производства, ограничения связности между сетями и облачными инфраструктурами «китайской принадлежности», что, в свою очередь, окажет влияние на диверсификацию регулирования телекоммуникационной инфраструктуры, формата использования интернет-приложений и защиты данных пользователей. Одновременно нельзя не заметить, в частности, неоднозначную оценку 5G Clean Path и Clean Network целым рядом стран, поскольку воплощение в жизнь такого рода решений может отразиться на перекраивании топологии связности, потерям производительности сетей, их стабильности и, в целом, повлиять на фрагментацию Интернета.